11.3. Авторитетные мнения

Прежде чем писать о своем эксперименте с автопортретами, я должен упомянуть мнения об этом Г.М. Назлояна и В.П. Самохвалова. «По биографическим и эпистолярным свидетельствам о великих художниках автопортрет создается в критические для автора периоды жизни. Может быть, самым ярким примером служит «Автопортрет с отрезанным ухом» Ван-Гога (Назлоян, 185).

«Автопортрет Леонардо да Винчи по всем признакам был «лекарством» многоразового пользования» (Там же, 185). «Показательный пример преодоления «кризиса» на элементарном уровне - автопортреты на полях рукописей Пушкина: эти пиктограммы отмечают начало каждого всплеска творческой активности поэта» (Там же, 185).

«Портрет, маска, в том числе посмертная; будучи гиперреалисической материализацией Я, отражают стадии индивидуации. Художники чаще рисуют автопортреты именно на критических стадиях индивидуации. Каждый из портретов содержит знаки такой индивидуации, которые можно продемонстрировать на примерах автопортрета Альбрехта Дюрера» (Самохвалов, 1998, 282).

Медитация на лицах у Ануашвили и у Назлояна - вот сходство методов, в этом и надо искать скрытый эффект психотерапевтического воздействия нашего лица на нас. Это приближение к самому себе, к себе истинному. Наше лицо привлекает нас и в зеркале, и на фотографии…

В портрете данные и факты, вещество человека, в том числе подсознательные, запечатлены в символах, которые доступны для восприятия других, в том числе и самому портретируемому, если у него нарушилась внутренняя связь с собой. Назлоян говорит, что нарушается внутренний диалог, Юнг говорит, что нарушается трансцендентная функция (связь с бессознательным, вернее, не развивается в меру взросления, в меру необходимого развития). К 33-м человек уже способен воспринять все. Что же происходит после этого возраста?