11.2. Исповедальность автопортретирования

Автопортретность связана с исповедальностью.

Диалог с двойником. Двойник - это «тень» по Юнгу, а диалог, это символическое воплощение трансцендентной функции, связь с бессознательным личности и даже коллектива (см. о символе в глоссарии). Частично это происходит и у А.Ануашвили (см. приложение), он делает видимыми двойников из симметричных половин лица. Е. Рождественская (см. приложение) выделяет одну из подсознательных, или желанных и симпатичных для портретируемого сущностей личности.

В каждой маске развивающегося автопортрета по Г.М.Назлояну мы видим одну из составляющих подсознания личности. В рисовании, или при фиксации пластилиновых масок есть возможность осознать множество граней, частей бессознательной личности.

При психотерапии некоторые части надо выбирать, от других - отказываться. Когда мне приснились профили лиц, и я сделал из них выбор (см. текст на портрете за 5 мая), то это и был естественный процесс выбора определенных форм (см. форма), за которыми стоят значения. Профили символизировали конкретные значения (грани личности, которые доступны в данный момент для выбора), и отношения, которые стоят за этими значениями. Все это дает материал, чтобы сделать личность иной после выбора.

Такой выбор, вероятно, происходит в любом сложном процессе адаптации. Если же адаптация не происходит, значит, диапазон или процесс выбора недостаточен. Бессознательное личности или не имеет в своем арсенале достаточно профилей (слово «профиль» будем употреблять как понятие, схематически обозначающее грань системы психики личности), или не происходит нового выбора. Задача психотерапевта не просто раскрыть все присущие клиенту профили (лица), но и, при необходимости, расширить арсенал профилей, открыв их в лице (это уже - задача, но которая может решаться и спонтанно), или все же способствовать очередному выбору из осознанных, и явно присутствующих в личности (в лице) профилей.

Каждой посткризисной жизненной ситуации присущи свои наборы профилей, если перевыбор происходит во время кризиса, если кризис благодаря новому набору профилей преодолен. Во время кризиса человек подбирает, как мастер инструменты, необходимые методы (черты, способности, склонности …), за которыми бессознательно стоят личности живые и явные, или ушедшие, исторические личности, или мифические.

Но так как личность, как мы уже определили, представлена символически в чертах лица, то детальное и длительное (в том числе и творческое) рассмотрение, изучение лица во время автопортретирования (или портретирования, если присутствует медитация на лице) способствует модернизации (развитию, обогащению) личности, адаптации ее структуры для лучшего соответствия особенностям жизни.

Свою работу над автопортретами, проделанную в период серьезного кризиса, когда я почти лишился работы и жилья, считаю экспериментом в естественных условиях, поставленном на себе. Как составляющие кризисного состояния - размышления о смысле жизни, о смерти, об отсутствии крыши над головой, об уходе в монастырь, или в деревенские отшельники.

Целью эксперимента было выявить механизмы, лежащие в глубине души, которые начинают работать при автопортретировании ради адаптации и преодоления кризиса. Для придирчивых работников науки добавлю, что у меня не было возможности поместить еще одного себя в контрольную группу, которая преодолевала бы кризис без помощи автопортрета. Потому я предполагаю, что мне известно то, что появилось в моей жизни именно благодаря автопортретам, а что могло бы быть без них.

Та волна (как предчувствие открытия, как восторг, оргазм, лавина чувств, возможно, катарсис), которая подкатывает в душе к своему проявлению, а в теле -  к горлу, груди в области сердца, когда я работаю ежедневно над автопортретом (похоже на чувство, когда идешь на встречу с мало знакомой, но восхитительной женщиной), есть ни что иное, как приближение осознания чего-то в бессознательном.

Это словно опасное путешествие, словно опасная работа на высоте без страховки, или с непроверенной страховкой, которой и является автопортрет - форма лица на портрете, но не в зеркале …. Во и сейчас спазм в горле, гортани, значит, я близок в своем описании к истине. Еще Юнг говорил, что бессознательное может захватить личность, и тогда это уже одержимый архетипами человек, он собой мало управляет, он переполнен энергией архетипа …. 

Там бездна, сущности которой сформировали лицо человека, и запечатлели себя в формах лица как в символах, но символах живых (см. символ). И концентрация внимания на этих символах ведет к проникновению, к слиянию с этими сущностями, но уже с живыми, истинными, полными энергии …. Не отрицаю свою склонность думать, что во всех частях мироздания отражается мир психоидный (мир скрытый).

Это можно назвать Платонизмом, холизмом, органицизмом. Но в лице этот мир отражен в той мере и в тех символах, которые непосредственно уже, или в данный момент, принимают участие в его формировании (влияют на личность с настоящего, или с прошлого, что по Р. Шелдрейку не имеет разницы). А мы познаем и занимаемся терапией личности конкретной, потому и именно круг сил, что наполняют эту личность, нам необходим.

Любой символ, что мы заметили в личности (в лице), имеет связь ассоциативную (сознательную или бессознательную), и при раскрытии, объяснении, психоанализе которой с помощью психотерапевта, такая связь сознания клиента с этой выявленной сущностью может быть установлена.

Сопутствующие образы (и Назлоян иногда лепит рядом с портретом маленькие портретики «кого-то» из тех, кто сильно связан с портретируемым), вторичные портреты Ануашвили и работы Рождественской помогают открыть что-то в подсознании клиента. Только Ануашвили делает это с помощью частей лица (что не творчество, и даже не искусство, а механика), а Рождественская предлагает нам свое воображение, которое все же имеет корни в самой личности, отражая то, что частично возможно присуще портретируемому.