ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 1. Портрет одной среди многих

3.1.1. Подруги Галины в мастерской.

Они были наслышаны от Галины о данной мастерской и о самом Репине. Познакомились на заседании клуба для созависимых, куда их привело общее несчастье еще несколько лет тому назад, сохранили свою дружбу, или приобрели новую созависимость.
Вошли все вместе, тихо и медленно. Переобулись и остались ждать, когда выйдет Репин.
Подруги были чем-то похожи, несмотря на то, что все имели разные специальности и жизненный путь. Алкоголизм близких людей, и все то, что происходило в семье благодаря этому несчастью, сделали свое дело.
Ирина была начинающей певицей, стремящейся к большой популярности. Ее же отец, в свое время, был очень популярным эстрадным певцом, но много пил, из-за чего его карьера прервалась достаточно трагично. Одну из своих популярных песен он посвятил тогда еще маленькой дочери. Дочь выросла, отца не стало, а зависимость от него была перенесена на друга и мужа.

Надежда была из тех, кого называют серьезными дамами. Тяжелая бизнес-вумен. Но только тяжесть ее была не физической, а какой-то атмосферной. В ее присутствии Репин робел и даже один раз спросил ее об этом.
- Надежда Борисовна, почему в вашем присутствии я иногда чувствую себя ребенком, и сильно робею, - что вызвало всеобщее веселье, и замешательство.
Несмотря на то, что обе подруги изъявили желание иметь портреты, все же они не были столь значимы для Репина, что понимали все, и никто этого не скрывал.
Мое присутствие подчеркивало значимость работы над портретом Галины, как у Репина, так и у ее подруг. Галине это нравилось. Она купалась в таком объеме внимания к своей персоне.
Однажды в нас завязалась дискуссия о предвидении и я знал еще одну сторону отношений к нему.
- Зачем это предвидение, - заявила с раздражением Ирина. – Мне не интересно и даже совершенно не хочется знать о своем будущем что-либо ….
- Сметь увидеть будущее, и подготовиться к нему, или избежать его, сотворить его, или предвосхитить. Что может быть выше? – начал было я ….
Но в один из дней, когда портрет подходил к завершению, Репин объявил ночной сеанс, и попросил всех быть в субботу вечером, к семи часам.