ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1. Начало

1.1.1. В 2020-м году.

На фоне огромного окна, выходящего в молодой и просторный сад, стоят двое – я и мой старый знакомый Юрий Александрович. За окном облачный декабрь без снега и мороза. В доме же тепло и тихо, пахнет свежим деревом и огнем. В центре комнаты – круглый каменный двухметровый очаг, где догорает полено, и над которым нависает дымоход из толстого стекла и металла. Это место освещено ярче всего. В глубине комнаты, на широких полках стоят книги и несколько белых скульптурных портретов. Среди них – портрет и автора этой повести.
Это просторный загородный дом в два этажа. Он был построен на основании полуразрушенной деревенской конторы. К кирпичному двухэтажному остову был пристроен деревянный каркас из трех стен, в котором разместилась большая гостиная, а в кирпичной части находились спальни и подсобные помещения.
Мы сейчас - внизу, в большой гостиной. Ближе к окну - письменный стол, и десяток кресел с подлокотниками, которые полукругом теснятся вокруг него. Их расположение еще содержит в себе дух той группы людей, которые здесь недавно были. На столе - включенный компьютер, где беззвучно пульсирует видеофорум, накапливая диалоги удаленных участников. Дискуссия частично высвечивается и на наручном мониторе, который оставлен на столе. Автоответчик, на который возложена обязанность работать в форуме, знает обо мне все, в том числе - мои научные и художественные работы. Он самостоятельно  сочиняет ответы, в которых используется информация из прошлого, но он лишен воображения, не обладает даром творчества, и ему запрещено что-либо прогнозировать о будущем. Я ношу внешний персональный чип, который обеспечивает мне доступ к массивам памяти, как в Сети, так и в отдельных хранилищах, за что прослыл среди моих знакомых старомодным. Более продвинутые пользователи новых технологий вот уже несколько лет, как вживляют микрочипы прямо в мозг, или в другие части тела, тем самым, делая свою связь с Сетью непрерывной.
Этот просторный дом, в котором мы сейчас находимся, принадлежит международной научной организации, которую я возглавляю. Она выросла из Центра предвосхищения , в основании которого двенадцать лет тому назад я стоял. Наша организация развивает и совершенствует практику предвосхищения будущего, и на нашей базе ежемесячно проходят конференции и семинары. Несмотря на нашу открытость, большой опыт работы наших коллег и эффективность наших технологий, общественность к нам продолжает относиться с удивлением и осторожностью, порой, не скрывая сарказм относительно самой возможности постижения будущего с помощью интуиции.
Большой зал, в котором мы беседуем с Юрием Александровичем, занимает две трети первого этажа, и в нем легко умещается до тридцати человек. А в саду, когда летом собирается много народу, – все сто пятьдесят. В это время все вокруг оживает. Здесь бывают люди самых разных возрастов и культур. Много эмоций, мыслей, чувств и слов. Теперь же – тишина и память о них в каждом предмете интерьера.

Гости наших собраний, которые приезжают с Москвы и с других городов и стран, расселяются в соседних домах, что разбросаны на берегах местной речушки под названием Рожайка. Поселок, в котором мы находимся, достаточно беден, и  плата наших гостей за проживание составляет значительную часть дохода многих семей, живущих поблизости. Сейчас предновогоднее затишье. Дом пустует. Только я и заехавший на пару дней Юрий Александрович, ученый, внесший свой уникальный вклад в наше общее дело.
В доме постоянно идет видеозапись. Потом все, что произойдет здесь, станет частью данного текста и предметом анализа.
Автор вспоминает события так, словно подводит черту под прошлым, предчувствуя значительные перемены, и стараясь предвосхитить, то, что его ждет в ближайшем будущем.